Слово Святителя Григория Паламы о посте - Украинский Приход в Риме

Приятный для глаз вид спокойного моря, освещенного лучистым светом, и сияющего, и озаренного, и отражающего зеркальной поверхностью свет Приятный для глаз вид спокойного моря, освещенного лучистым светом, и сияющего, и озаренного, и отражающего зеркальной поверхностью свет. Но гораздо отраднее не только видеть, но и говорить Церкви, собранной в Боге, свободной от смятения, и таинственное залитой божественным светом [...]. Итак, поскольку благодать Духа дарила мне сегодня это отрадное зрелище и вы стоите с нами, проводя дни и ночи в храме Божием и в его заботливой опеке, не имеет ни в чем недостатка, то представить себе вас, как какие-то деревья нездешнего мира, насаженного у истоков вод Духа. Вот и я также поспособствует, по силе, поэтому орошению, представляя вам очевиднее на показ те ухищрения, которыми враг нашего спасения пытается всевозможными способами сделать непригодным не только пост, но и молитву нашу.

Братья, есть и другого рода пресыщения и плохое пьянство, которое бывает не от еды и не от напитков и удовольствий, вытекающих из них, но от гнева на ближнего и ненависти, и злопамятства и зла, следует из них, о которых и Моисей говорит в песне: Вино их - езжай змеиная, погубна яд гадов (Втор 32, 33). Поэтому также и пророк Исаия говорит: горе пьяным без вина (ср. Ис 29, 9); и еще он предостерегает, говоря так: Вы поститесь на то, чтобы препираться и ссориться (58, 4). А тем, кто постится в таком состоянии, он говорит как бы от имени Господа: Склонять голову, словно трость - или это назовешь постом Господу угодно? И еще: если умножаем молитвах, я их не слышу. Когда вы протягиваете руки ваши, я отворачиваю от вас очи мои (ср. 58, 5; 1:15). Итак, такого рода пьянство следует из ненависти, а метко сказать конечно, что для того, чтобы Бог от нас отвернулся, дьявол пытается вызвать у молящихся и Посников память вины против них и доказательствами побуждает их к злопамятства и обостряет язык в лихослив "я, делая их такими, как Давид описывает человека, молящегося в злобе: Весь день ты мыслишь о смерти; язык твой - словно острая бритва (ср. Пс 51, 3); и он молит Бога освободить его от подобных людей, говоря: Избавь меня, Господи, от человека лукавого, мужа неправедного, потому точат языки свои, как змея; яд змеи на устах их (ср. Пс 140, 1.3).

Но мы, братья, во время поста и молитвы, молю, если когда действительно что-то имели против кого-либо, простите и будем полны любви, более того - следите друг за другом с целью побуждения к любви и добрым делам и говоря хорошо друг о друга, и в самих себе рассуждая и думая благое пред Богом и перед людьми - чтобы нам поститься похвальным и непорочным постом, и чтобы на его основании наши просьбы были благовислухани Богом, чтобы, по благодати, должным образом и Отцом его именовать и мочь со смелостью говорить Ему: Отче, прости нам долги наш и, как и мы прощаем должникам нашим (Мф 6, 12). По действию злоумышленника против наших душ еще и другая случается негодность в нашей молитве и посте, а именно та, которую имел фарисей, постился и молился, однако отослан был без плода (сего деяния). Но вы, зная, что всякий надменный является нечистым и неприемлемым перед Богом, и мы, будучи должниками Богу у многих и великих вещах, и решаясь отдать какую-то маленькую часть долга, должны поститься и молиться с сожалением сердца и самодориканням, оставляя в пренебрежении, как бы ни существующее, то, что позади, направляясь касается того, что впереди - чтобы наш пост был чистым и богоугодным и чтобы в храме Божием хранили мы внимание и выдержку.

Есть и другой способ действий лукавого, который делает наш подвиг поста и молитвы бесплодным; он заключается в том, чтобы убедить нас осуществлять его по мотивам тщеславия и с лицемерием. Поэтому еще предостерегает Господь в Евангелии, говоря: войди в свою комнату, закрой за собой дверь и помолись Отцу твоему, иже в тайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе (Мф 6, 6).

Это Он говорит не потому, что завещает отворачиваться от собраний в храме и (совместной) молитвы и псалмопения; потому что в таком случае не говорил бы тогда ему псалмопевец пророк: славить Тебя среди общины (Пс 22, 23); и Я между людьми, Господи, Тебя хвалить и между народами буду Тебе петь (Пс 57, 10); и: Обеты мои пред теми Тебя боятся, Го споди (ср. Пс 22, 26); и к нам: Благословите Бога на собрании (Пс 68, 27); и: Ходите, поклонимся и ниц припадем; придется на колени перед Господом Богом нашим (ср. Пс 95, 6). А на другие, не менее возвышенные примеры, сейчас не позволяет время; но вот в чем заключается то, чему учит Господь о молитве втайне: молитва, совершаемая в одиночестве и у себя дома, а также на ложе, побуждает к молитве, которая происходит в Церкви; подобно тому, как молитва, совершаемая внутри, в уме, побуждает к молитве на устах; ибо желающий помолиться в то время, когда пришел в храм Божий, между тем если ни дома, ни по дороге или в собрании отнюдь не проявляет старания в молитве, а не будет истинно молиться ни тогда, когда предстоит в храме Божием. Это псалмопевец представляет после того, как сказал: Бодрым стало сердце мое, Боже, - добавляя: Воспою и пою в славе моей (ср. Пс 57, 8); и в другом месте: Когда вспомню на моей постели Тебя, во время ночных бдений розмишлятиму Тебя (Пс 63, 7). Но и: Когда вы поститесь, - говорит Христос - не будьте унылы как лицемеры, ибо они истощают свои, было видно людям, мол, они постятся. Истинно говорю вам: они уже имеют свою награду. Ты же, когда постишься, помажь голову и умой лице твое, чтобы не показать людям, что ты постишься, но Отцу твоему, иже в тайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе (Мф 6, 16-18).

О, несравнимое ни с чем человеколюбие! Потому что этими словами Господь должным образом явил нам будущий приговор в будущем суде и постановление Его, чтобы мы получили там лучший приговор и лучшую судьбу. Потому тем, которые с тщеславных побуждений, а не ради Него, ведут благой образ жизни, Он, конечно, тогда скажет этими же словами, которые в результате (такой жизни) в настоящее время Он говорит: «Вы приняли вашу награду за время жизни вашего»; как и Авраам сказал ему богачу в пламени: Ты получил твои блага при жизни своего (Лк 16, 25). Но тем, кто в упражнении в добродетелях подразумевают исключительно Его Он говорит, что отдаст им явно, то есть в подобном таком зрелище; воздаст им благословение и наследство, и радость, и наслаждение чистую и вечную; не желая, чтобы кто-нибудь избавился сего Он, что хочет, чтобы все спаслись и в познание истины пришли, сейчас представляет, как я сказал, Свой беспристрастный и неизменный приговор, показывая, что сынами Божиими являются только те, которые пренебрегли человеческую славу. Поэтому-то в одном из высказываний Он говорит о том и о другом: Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе; чтобы тех, что отвергают пустой и человеческой славой, представить и создать усыновленными Себе и наследниками; а люди не того же духа, как и тех, которые не покаются, исключить из усыновления.

Господь говорит это для того, чтобы не взору людей мы молились и постились, в результате чего от сего никакой пользы не будет: труд поста и молитвы устойчиво выдержим, а награду потеряем! Намазать же елеем голову, - говорит, - и умыть лицо, то есть не заботиться о том, чтобы лицо было бледным, но не быть неопрятными и с немытой головой, поскольку такое может показаться как следствие наложенного на себя пост и презрения к телу, и таким образом можно приобрести похвалу от людей; потому что так делали фарисеи, постясь. Поэтому очевидно они и оказались чужими Христовой Церкви Господь строго запрещает (нам) уподобляться им. Может быть, кто-то возвышенно скажет, что здесь под «головой» следует понимать голову души, то есть ум, как начальствующий, а под «лицом» - воображение, в которой сосредотачиваются впечатление, получаемые от чувств, и нам, если мы правильно совершаем пост, следует помазать голову елеем, то есть наш ум сделать милостивым, а наше лицо, то есть воображение - омыть от позорных и нечистых помыслов, и гнева и всего плохого; потому что такого рода и таким образом совершен пост не только дурные страсти, но вместе и возбудителей и строительных этих страстей - демонов, приводит к бегству и упреков и к числу Ангелов причисляет тех, кто постится, переминюючы их в ангелов, и делает тех хранителями их и склоняет на помощь и на содействие им. Так когда-то вместе с тремя юношами в Вавилоне, украшенными сдержанностью и постом, среди огня было видно и четвертого, который хранил их невредимыми и чудесно орошал их. Так Даниилу, что совершал многодневный пост, представ Ангел, учил мудрости его и сообщал ему будущее. Так в другой раз, когда он молитвой и постом загородил уста львов, Ангел-за большого расстояния перенес по воздуху Пророка (Аввакума), что нос ему пищу. Так и у нас, тех, что совершают вместе телесный и духовный пост и молятся, содействием благих Ангелов, огонь плотской страсти будет погашен и гнев будет укрощенный как лев, и мы станем участниками пророческой пищи в надежде будущих благ и в вере и в умном созерцании и нам дано наступать на аспида, и скорпиона, и на всю силу вражью.

А не такого рода пост и не таким образом совершаемые более свойственен злым ангелам, ибо им свойственно непотребления пищи, связанное с гневом и ненавистью, и высокомерие и сопротивление Богу, а мы, будучи рабами и служителями Добра, протистиймо им. Потому что наша борьба против крови и плоти, - говорит Апостол, а против начал, против властей, против правителей этого мира темноты, против духов злобы поднебесных просторах (ср. Еф 6, 12). Конечно, будем принимать в сопротивление им не только пост, но и панцирь праведности нашей защиты и шлем спасительной милостыни, и щит веры, еще и самый мощный в обороне меч духовный, которым есть спасительное слово Божие к нам; потому что таким образом нам предстоит вести доблестный борьбу и сохранить незыблемой вере, и погасить все раскаленные стрелы лукавого, и показавшись победителями во всем, получить небесные и святые венцы, радуясь вместе с Ангелами в Самом Христе Господе нашем, Которому подобает всякая слава, власть, честь и поклонение, со безначальным Его Отцом и Всесвятым, и Благим, и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Святитель Григорий Палама, Гомилия 7, другая о Пост